Сочинение

 «Память о Тане в наших сердцах»

… Время удлиняет расстоянье

Между всеми нами и тобой

Встань над миром Савичева Таня

Со своей немыслимой судьбой.

Пусть из поколенья в поколенье

Эстафетно шествует она,

Пусть живет, не ведая старенья,

И гласит про наши времена!

 

Эти строки своей поэмы «Сердце и дневник» С. Смирнов посвятил Тане Савичевой, девочке блокадного Ленинграда, о которой знает весь мир, которая волей судьбы во время войны попала  в наш родной край, на Шатковскую землю.

Война. Это короткое слово вызывает ужас и страх у взрослых и детей. А еще воспоминания,  которые навсегда останутся в памяти тех, кто перенес все тяготы войны, кто не жалея своей жизни сражались за Родину, кто в трудной битве отстоял победу и мир на земле.

Великая Отечественная война продолжалась четыре года. Целых четыре года ужаса и смертей. Одним из страшных периодов войны была блокада Ленинграда, которая длилась 900 дней и ночей, месяцы обстрелов и бомбежек, холод и голод. Люди умирали каждый день. Тяжело было всем и взрослым и детям.

Символам блокадного ада стала Савичева Таня. Ей было 11 лет, когда началась война.

Таня родилась 23 января 1930 года в большой семье из восьми человек. Она росла очень веселой и жизнерадостной девочкой. Ее окружали любовь и забота близких ей людей.

У Тани было четверо братьев и сестер.

Голубое небо, детский смех, игра в догонялки… все оборвалось в один миг, детство исчезло, а Таня, хрупкая маленькая девочка, увидела смерть.

В блокадные дни Ленинграда Таня вела дневник.  Детская дрожащая рука девочки, теряющей последние силы, писала с трудом и предельно кратко: 

 

«Женя умерла 28 дек.  в 12.30час. утра 1941 г.»

«Бабушка умерла 25 янв.  3 ч. дня 1942 г.»

«Лека умер 17 марта  В 5 ч. утр. 1942 г.»

«Дядя Вася умер 13 апр. В 2 ч. дня 1942.»

«Дядя Леша умер 10 мая в 4 ч. дня 1942.»

«Мама 13 мая в 7.30 час. Утра 1942.»

Мир рухнул. Нет еды, нет тепла, нет ни одного близкого человека. Никого нет.

«Савичевы умерли», «Умерли все», «Осталась одна Таня» - последние три записи в дневнике Тани. Ее опекуном стала родственница Евдокия Арсеньева, которая оформила Таню в детский дом №48. Вместе с другими детьми ее эвакуировали на Большую землю.

Шатковский край стал для них вторым домом.

Дети были сильно истощены и больны. В детском доме, который расположился в селе Красный Бор детям  были обеспечены хороший уход и хорошее питание. Ребята стали поправляться и через две недели уже выходили  гулять на улицу.

Тане повезло меньше других. Она практически не вставала, передвигалась только по стенке. Состояние девочки было тяжелое. За Танину жизнь боролись до последнего, но медицина в ее случае была бессильна. Ее болезнь оказалась смертельной.

1 июля 1944 года ребенка не стало. Она похоронена на Шатковском кладбище. Жизнь Тани – это пример непреклонности и бесстрашия защитников Ленинграда от мала до велика.

Ее дневник стал одним из обвинительных документов фашизма на Нюрнбергском процессе. На ее могиле всегда лежат живые цветы. Люди приходят поклониться юной героине, которая навсегда останется в наших сердцах. Именем Тани Савичевой названа улица, детский оздоровительный лагерь, центральная детская библиотека.

Ее помнят, и значит она жива.

Тебе, Танечка, я посвящаю эти строки:

Девять маленьких листочков - 42 строки.

Это горе, слезы, голод слабенькой руки.

Сохраним мы память Таня о тебе в сердцах.

Как о многих миллионах умерших бойцах.

Чтоб был мир на всей планете, чтоб всегда – весна.

Чтоб не знали слово дети страшное – война

 Червякова Анастасия, с. Выползово.                                               

 

                          

 

 

Эссе «Встань над миром Савичева Таня»

 

Введение

Прошедшая война оставила в Ленинграде много памятников человеческого мужества и величия. Среди них и скромная записная книжка с листками, заполненными рукой двенадцатилетней девочки Тани Савичевой. Быть может, самый немногословный и самый потрясающий в мире дневник.

- «Женя умерла 28 декабря в 12-30 часов утра. 1941 год.»

- «Бабушка умерла 25 января. 3 часа дня. 1942 год.»

- «Лека умер 17 марта в 5 часов утра. 1942 год»

- «Дядя Вася умер 13 апреля в 2 часа ночи. 1942 год.»

- «Дядя Леша -10 мая в 4 дня. 1942.»

- «Мама -13 мая в 7-30 часов утра. 1942 год.»

И последняя запись - как трагический итог:

 «Савичевы умерли. Умерли все.

 Осталась одна Таня…»

Эти короткие записи воскрешают в памяти страшные дни обстрелов и бомбежек, холод и голод зимних месяцев 1941-1944 годов, а также непреклонность и бесстрашие защитников г. Ленинграда от мала до велика, тяжелые 900 блокадных дней. Этот дневник явился обвинительным документом фашизму на Нюрнбергском процессе. В своем эссе «Встань над миром Савичева Таня», я хочу рассказать, точнее прожить хотя бы мысленно, те бесконечно долгие 900 дней, каждый из которых отмечен подвигом  и самопожертвованием.

 

Основная часть

В журнале «Огонек» за 1964 год опубликована статья К.Черевкова «Четверть тысячелетия и 900 дней». Автор сообщает о «крохотной алфавитной книжечке» Тани Савичевой, - Что стало с самой Таней - Куда она делась после последней записи в книжечке «Осталась одна Таня»?

Об этом  повествует рукописный альбом, находящийся в Лесогорской поселковой библиотеке, написанный Татьяной Павловной Чередниченко - той самой учительницей 4 класса, которая вместе со своими учениками начала поиск эвакуированной в 1944 году 12-летней полуживой девочки Т. Савичевой. Таня вместе с детьми детского дома № 48 была вывезена из блокадного Ленинграда в Горьковскую область, Шатковский район, постовое отделение Озерки. «Как только прошел слух о том, что в Шатки прибывает поезд с детьми из блокадного Ленинграда, на станции собралась большая толпа людей. Тут были женщины, старики, дети. День клонился к вечеру, жара заметно ослабла. Когда эшелон остановился напротив вокзала, в сопровождении медсестер, провожатых из вагонов начали выводить детишек разных возрастов. Страшно было смотреть на эти живые скелеты, на их землисто-серые лица с широко раскрытыми испуганными глазами. Послышались тяжелые вздохи:

- Батюшки, худющие-то какие.

- И в чем только душа держится?

- Ох, и звери, эти фашисты, ироды проклятые, что наделали!

Некоторых из вагонов выносили на носилках. Среди ребят нашлись раненые. Таня  Савичева, обессиленная, истощенная еле передвигала ноги, придерживаясь за стенки вагона. Детей направили в село Красный Бор. Галина Васильевна Аргентова вспоминает, что все работники детдома жили на квартирах, ночью дежурили по очереди. Утром приходили к 7 часам. Таня Савичева приходила в гости к Галине Васильевне, она ей давала молока, яичек, овощей, сытости она не понимала, могла есть, что угодно, и когда угодно. Таня была страшно худая, руки, ноги были как палки, огромный живот. Все дети за лето поправились и 1 сентября - пошли в школу. Таня тоже пошла, но проучилась не более 2-3 недель - болела. 23 января в день рождения Тани пекли пирог, она была очень рада. Но болезнь сковывала ее все больше. Тогда дирекция детдома направила ее в Понетаевский инвалидный дом.

В складе дома инвалидов следопыты Н.Осина, В. Паутова, Л. Дурнайкина в 1970 году  нашли книгу, в которой написано -  7 марта 1944 года была зачислена на довольствие Таня, а 23 мая 1944 года снята с довольствия и направлена на лечение в Шатковскую больницу. Организм девочки, истощенный в блокадные дни уже не мог пересилить болезнь. Много ночей и дней провела с Таней медсестра Нина Михайловна Середкина.

- Ну, Танечка, как дела?

- Ничего, спасибо. Только от ноги что-то не слушаются. Не хотят ходить. Руки тоже не слушаются, не могу поднести ложку ко рту.

Вот такой и запомнилась у двери: в красном фланелевом халатике. Светлая стриженная головка, остренький носик, тоненькие губки. Девочка с доверчивыми серо-голубыми глазами. Приходили в изолятор подружки, рассказывали о школе. Приходили воспитатели, учителя. Приезжали из Арзамаса и Шатков врачи. Улыбались, шутили. А потом в коридоре посерьезнев, сурово: «Мало, ох, мало надежды...» А она надеялась. И не падала духом. Как все дети этого города, была ласкова, улыбчива, вежлива.

И очень часто рассказывала о том, какие красивые улицы в Ленинграде, какой замечательный у них Петродворец. Удивлялась: «Вы не были в Ленинграде? Обязательно съездите». И только изредка навертывались на глаза слезы: «А ведь у меня дома никого нет. Все умерли. Я даже в книжечку записывала, кто, когда умирали.».  Здоровье ее с каждым днем таяло. Она почти ослепла. Медперсонал делал все, чтобы облегчить страдания больной, но все попытки оказались напрасными. 1 июля 1944 года Таня Савичева скончалась. Чуть позже, в 1971 году, следопыты найдут то место, где девочка была похоронена - маленький холмик рядом с братской могилой бойцов, скончавшихся от ран в Шатковском госпитале. Найдут и Анну Михайловну Журкину, бывшего дезинфектора больницы, схоронившую Таню... Таня Савичева, как маленький стойкий боец с врагом, ослабленная голодом и страшными переживаниями в блокадном Ленинграде, отдала самое дорогое - свою жизнь.

Шатки. Районный городок

Могила Савичевой Тани.

Далекий детский голосок

Теряется между кустами.

Умерла Таня,  так и не увидев родного города и не узнав о том, что ее брат Михаил и сестра Нина живы. Из большой семьи Савичевых осталось двое. В Танином дневнике - этом печальном перечне смертей - нет имен Михаил и Нина. Михаил был старше Тани на 7 лет. Перед самым началом войны уехал из Ленинграда на отдых. Через несколько недель в составе партизанского отряда он уже воевал в районе Кингисеппа. В 1943 году Михаила Николаевича ранило в одном из боев, почти год он не мог ходить. Вторая сестра девочки Тани, Нина Савичева с васильевского острова уехала в конце 1941 года. Нина Николаевна работала на заводе, как и многие ленинградцы в блокаду жила при заводе.' А когда открылась Ледовая дорога через Ладожское озеро, ее эвакуировали. И только в 1945 году вернулась в Ленинград. Нина ничего не знала о своих родных, начала поиск. Приехала к Смольному, к тете Дусе. Это бабушкина двоюродная сестра. Сюда и привели Таню после смерти мамы Тани. Тетя Дуся оформила над Таней опекунство, но потом расторгла и отправила в эвакуацию. Случайно в квартире т. Дуси Нина нашла записную книжку, в которой Таня вела дневник. - «Я вошла в комнату тети Дуси и сразу, прежде всего, увидела на столе шкатулку. Мамину шкатулку. Она была красивая, в семье ее берегли. В ней мама хранила свою венчальную фату и венчальные свечи. Открыла шкатулку. Смотрю, в фату моя записная книжка завернута. Я ее взяла... - Это все, что осталось от моей семьи.» . Нина жила у подруги, вечерок к ней зашел знакомый офицер, увидел на столе книжку. Долго читал. Потом стал очень просить Танин дневник. Фамилия офицера была Раков. Он убеждал, что это нужно для истории, для музея Обороны города. В конце концов Нина Николаевна переписала записи сестры и отдала реликвию. Так Таня Савичева начала свой путь в Историю. В историю блокады .В историю Ленинграда. В историю Человечества. Но тогда еще никто не понимал, что на последней странице потрясающего мартиролога стоит запись, которая окажется пророческой. Осталась одна Таня....Да Таня осталась. Осталась девочкой и стала Планетой.

Это - всем живущим в назиданье,

Чтобы каждый в суть явлений вник,-

Время возвышает образ Тани

И ее доподлинный дневник.

Заключительная часть

В своем эссе «Встань над миром Савичева Таня» я рассказала историю Тани Савичевой. В заключении я хочу обратиться к тебе Таня. Ты моя ровесница, навсегда осталась на Нижегородской земле в Шатковском районе. Мы не знаем ужасов войны, а ты испытала голод, холод, смерти родных и близких. О тебе написаны книги, сняты кинофильмы, именем твоим названы  районные детская библиотека и музей. Я очень сожалею, что тебе и многим другим девчонкам и мальчишкам не суждено было встретить Победу. Но жива память о вас, кто навечно остался юным, кто прямо с порога детства или юности  вступил в бессмертие. Таня, ты продолжаешь жить в сердцах новых поколений.

«Таня Савичева, Таня,

Ты в сердцах у нас жива,

Затаив на миг дыханье,

Слышит мир твои слова.»

Дениченко Снежана,   р. п. Лесогорск.